Онлайн радио #radiobells_script_hash

Концентрационный лагерь на территории шахты. много текста и фото 1941-1944

Концентрационный лагерь на территории шахты. много текста и фото 1941-1944
Под этой горой костей не сосчитать.

Сланец оказался настолько жЫрным, что из него гнали бензин и мазут, достаточно его хорошенько нагреть, и камень тает, превращаясь в ценное горючее жидкое топливо. Остаётся только этап дистилляции через самогонный аппарат циклопических масштабов, и получаем бензин. Я сам родился в этом маленьком промышленном городишке, который именуется Кивиыли. Находится в Эстонской ЭССР. Это странное название состоит из двух эстонских слов: Киви-камень. Ыли-масло. А вот как перевести на русский язык, не понятно. То ли каменное масло, то ли масло из камня. Может быть масляные камни? Факт в том, что тут построили шахту по добыче горючих сланцев в 1922 году, хотя о месторождении знали за долго до этого. Ну и соответсвенно тут же построили завод по переработке. 

Завод дейсвует и поныне, но шахту уже давно закрыли и сланец добывают открытым способом в карьерах. Бензин вроде уже не делают, а гонят очищенное масло, как топливо для котельных и океанских танкеров, которые работают на масле, вроде как...
Ну и вот: настал год 1941 и пришли немцы. Захватили эстонию. Заводику нашему досталось конечно, при отступлении наши там что успели, то повзрывали, но ресурсы-то остались, и немчура решила завод восстановить. Сделали они это быстро и с успехом, и панцеры и люфтваффе поехали на Питер и Москву уже на эстонском бензине.
Ну а кто работать-то будет на заводе? немцы чтоль? не смешите мои тапочки. Для этого есть евреи, цыгане и пленные красноармейцы. Неразбериха при отступлении была жуткая, много людей оказались в окружении. Но и этого людского ресурса было мало. Так как в городишке присутсвовала железная дорога, то по ней родимой из стран, уже ранее оккупированных погнали пленных на работу в этот завод. Ну а содержать-то их где-то надо? Вот и построили лагерь руками самих пленных. С жизнями не считались. Кто плохо работает или филонит, того в расход. Сразу. И образовалась у нас в городишке огромная братская могила под зольной горой. Эта зольная гора-отходы сланцевого производства. А под ней тысячи и тысячи невинно убиенных. Туда же скидывали и тех, кто просто умер на непосильных работах. Откуда мы всё это знаем? а были выжившие, были бежавшие, а были и судимые после войны, которые давали показания. Есть документы, записанные и сохраненные с немецкой педантичностью. И даже нашлись фотографии. Их я и хочу вам предоставить.
Концентрационный рабочий лагерь за номером Dulag 377. В архивах говорится, что создан он в 1943 году, но это не так. В 43 он был переименован и получил другой порядковый номер, а существовал с 1941.
Когда красная армия в 44 году гнала фрицев на запад, отсупающие гансы просто всех в лагере расстреляли.
Справедливости ради хочу сказать, что в подборке есть фото и из Кохтла-ярве. Это совсем рядом. 25 километров. Там тоже добывали и добывают сланец.
А еще есть карандашные рисунки какого-то ганса, который на периметре нашего заводика стоял с маузером и зорко блюдил, что бы никто не сбежал.
Некоторые современные фотки взяты для примера, для понимания технологии производства. А некоторые фото сделаны еще до прихода немцев.
Звезду давида на фотах не я рисовал, так уже из архива мне досталось. 

ДУЛАГ № 377 в Кивиыли
В Кивиыли нас разместили непосредственно в поселке в двух бараках, где помещалось около 140–150 чел. Охранялся лагерь эстонцами-кайселитчиками.
Мы работали на строительстве бараков и здания для штаба ОТ (организация «Тод»). Охранную службу на работе несли те же эстонцы, а работой руководили немцы, одетые в гражданское. Вскоре все эти немцы стали носить форму ОТ. Немцы обращались с нами на работе хуже, чем со скотом. Они заставляли работать не разгибаясь, непрерывно подгоняя нас ударами палок. Всякое ослушание влекло за собой избиение. В сентябре 1942 г. из нашего лагеря убежали 3 пленных. Нас выстроили и подвели к караульному помещению, где мы простояли разутыми и раздетыми до 12 часов ночи. Нам все время задавали один и тот же вопрос: «Кто из вас что-нибудь знает об этом побеге?» – все молчали. Тогда нас отвели в бараки, а в 3 часа ночи подняли снова и погнали в сарай, куда привезли и обезображенные трупы трех беглецов. Так эти звери пытались нас запугать.
Осенью 1943 г. прибыли новые партии военнопленных. Нас слили вместе и организовали лагерь под названием ДУЛАГ № 377.
Лагерь охраняли немецкие солдаты. Его комендантом был немецкий майор, фамилия его мне не известна. Внутри лагеря охрана состояла из трех немецких унтер-офицеров и полицейских из русских военнопленных.
Режим в лагере. За любой поступок, не понравившийся унтер-офицеру или полицейскому, военнопленный наказывался самым беспощадным образом. Обычно в таких случаях провинившегося военнопленного, а часто и всех его товарищей по комнате или по бараку, выгоняли палками во двор и начинали проводить «занятие по физкультуре» – бегать, ложиться, вставать, снова ложиться и т. д. Эти издевательства, продолжавшиеся обычно до 2 часов ночи, доводили людей до полного изнеможения. Ведь все это творилось над людьми, уставшими от 12-часовой изнурительной работы на строительстве, где их тоже били и гоняли, над людьми, ослабевшими от голода и непосильного труда. Неудивительно, что многие, окончательно выбившись из сил, падали на землю. Ударами палок их заставляли подниматься.
Помимо того, комендант лагеря по доносам полиции и мастеров-немцев наказывал военнопленных заключением в карцер на срок от 7 до 21 суток. В карцере выдавали только хлеб и кипяток и через 2 дня по пол-литра супа. За побег и особые провинности военнопленных по приказу коменданта лагеря отправляли в штрафной лагерь в Кохтла-Ярве, где условия содержания были особенно ужасными.
Питание. Дневной рацион военнопленного состоял из 350 гр. хлеба, 1 литра супа из картофельных очисток, литра мучной болтушки без всяких жиров.

Строительство нового завода
Осенью 1942 г. в Кивиыли началось строительство нового сланцеперегонного завода, которое велось немецкими фирмами. В их числе были следующие строительные фирмы: Герман Клямт из Кенигсберга, Рейхарт, Дивидок, Портофе, Штоя, фирма Бухмайер по установке электрооборудования и другие, названия которых я не помню. Каждая фирма ведала определенным участком строительства. Военнопленных разбили на группы, которые были закреплены за фирмами. Я попал на участок фирмы Клямт.
Режим, обращение на работе. Рабочий день продолжался 12 часов – с 6.00 до 18.00. Военнопленные использовались на подсобных работах под руководством мастеров-немцев, зверски обращающихся с нами. Мастера подгоняли пленных ударами палки или лопаты. Мастера-немцы били военнопленных как попало и куда попало. Мастер мог убить военнопленного, не неся при этом никакой ответственности, и таких случаев было очень много. Особенно частыми были случаи избиения насмерть осенью 1942 г. во время рытья котлована глубиною 21 м. Работать приходилось в холодное осеннее время под ручьями воды, лившейся сверху из водоносных слоев. В этой водяной могиле пленные работали по 12 часов не разгибаясь, мокрые, раздетые. Рядом с пленными стоял мастер в резиновых сапогах, держа резиновый шланг в руке. Этим шлангом он щедро наносил удары за малейшее промедление в работе. Того, кто, истощив все свои силы, отказывался от работы, немцы избивали шлангами и палками до потери сознания. Затем избитого обливали холодной водой, клали в ящик подъемника и поднимали наверх. После этого военнопленный умирал в лагерном лазарете. Особой жестокостью отличался один мастер, поляк по национальности, руководивший работой по выброске грунта. Один глаз у него был стеклянный, за это его прозвали Косым. Он избивал пленных палкой с железным наконечником – выбивал глаза, прокалывал щеки и т. д. Помню такой случай. Косой, увидев, что один военнопленный свертывает папиросу, приказал ему немедленно бросить ее и продолжать работу. Военнопленный ответил, что, свернув папиросу, он немедленно возьмется за работу. Косой замахнулся палкой. Пленный поднял лопату.
Тогда Косой побежал в бюро. Вскоре туда вызвали и этого пленного. Из бюро он возвратился избитым, с окровавленным лицом. Через 2 часа Косой, вооружившись винтовкой, повел пленного в лагерь. По дороге мастер выстрелил в пленного и прострелил ему грудь.
Не меньшей жестокостью отличались мастер слесарного отделения – высокий немец, известный среди военнопленных под кличкой Длинный Вили, мастер-поляк, прозванный Хромым, и мастер-немец, которого мы звали Свистун за то, что, заметив какие-либо неполадки, он мчался на всех парах, свистя в свисток, к намеченной жертве и беспощадно избивал ее. Особенно свирепствовали мастера при появлении начальства, ибо, боясь отправки в армию, все они хотели себя зарекомендовать преданными, усердными служаками.
Только 2 мастера-немца вели себя по-человечески. Их фамилии КУЛИНСКИЙ и АНДРЕАС. Интересно отметить, что оба они хорошо говорили по-русски и были настроены против гитлеровского режима.
КУЛИНСКИЙ – житель гор. Кенигсберга, 1893 г. рождения, научился русскому языку от матери, родившейся в Сибири.
От нее он много слышал хорошего о русских и поэтому относился к ним неплохо.
АНДРЕАС был в прошлую мировую войну несколько лет в русском плену. «Русские со мной хорошо обращались, – говорил он, – и я стараюсь отплатить им тем же».

Вражеская пропаганда и настроения военнопленных
Вражеской пропагандой среди пленных в лагере занимался некий ПУРИК, бывший командир Красной Армии. В начале он содержался вместе с другими пленными, но не работал. Затем он уехал в Германию и некоторое время пробыл в Берлине. Из Берлина он вернулся в форме капитана РОА [«Русская освободительная армия»], с револьвером. Немецкие солдаты стали отдавать ему честь и рапортовать.
ПУРИК начал читать в лагере антисоветские лекции и вести агитацию за вступление в РОА. На эти лекции пленные после работы сгонялись полицией, нередко пускавшей при этом в ход палки. Полицейские дежурили у входа в помещение, где ПУРИК читал лекцию, и никого не выпускали до ее окончания. Лекции ПУРИКА никакого успеха не имели. Никто его болтовне не верил. В РОА шли единицы, шкурники, думавшие улучшить этим свое материальное положение. Тогда ПУРИК начал обрабатывать пленных индивидуально. Он выбирал тех, кто, по его мнению, является наиболее податливым, и вызывал их к себе поодиночке в кабинет. Но все это дало ничтожные результаты. Ему удалось завербовать только небольшое количество малодушных шкурников. Огромное большинство пленных относилось к нему с презрением, как к предателю, и не верило ни одному его слову. И как можно было, испытав на собственной шкуре все зверства немцев, верить тому, что немцы якобы желают добра России? Пленные верят в победу СССР и думают только об одном – как бы вырваться из лагеря и попасть на родину. Каждый пленный с величайшей радостью взял бы в свои руки оружие, чтобы отплатить немцам.
В последнее время этот ПУРИК организовал кружок самодеятельности из поваров и полицейских и стал устраивать концерты. Перед каждым концертом он выступал с антисоветскими докладами. Он же распространял среди военнопленных антисоветскую литературу и фашистские газеты на русском языке. По его инициативе в лагерь привозились немецкие кинокартины бульварно-порнографического содержания с надписями на русском языке. Перед демонстрацией каждого фильма ПУРИК неизменно выступал с антисоветскими речами. Вместе с кружком самодеятельности ПУРИК выезжал в другие лагеря военнопленных в Кохтла-Ярве и Кохтла.
По его приглашению некий русский поп служил в лагере молебен, на который военнопленных сгоняла полиция.
В июле 1944 г. ПУРИК стал работать еще активнее. Он говорит пленным, что Германия теперь переживает временные трудности, которые скоро будут преодолены. Кроме того, он все время убеждает их не верить слухам о том, что немцы при отступлении убьют или отравят всех военнопленных. Как и раньше, его пропаганда никакого успеха не имеет.
В лагере было очень много случаев побега. Обычно убегали мелкими группами из 2–4 человек. Но почти все эти побеги оканчивались неудачно вследствие враждебного отношения эстонского гражданского населения. Убежать из лагеря нетрудно. Но пробраться через Эстонию к линии фронта очень тяжело, ибо эстонцы буквально охотятся за пленными. За каждого задержанного пленного выдавалась премия в 300 марок. Кроме того, задержавший получал в свое распоряжение одного пленного для сельскохозяйственных работ, и власти снижали ему норму для поставок. Многие из пытавшихся убежать были убиты в лесах. В таких случаях пленных выстраивали и зачитывали им приказ коменданта лагеря, что такой-то военнопленный, пытаясь бежать, был убит и т. п. Часто тела беглецов привозились в лагерь и сбрасывались в яму под шлаковой горой у старой обуви.
Некоторые задержанные доставлялись обратно в лагерь. Их беспощадно избивали, а затем отправляли в штрафной лагерь в Кохтла-Ярве, так называемый лагерь смерти, где трудно было остаться в живых.

Лагеря для военнопленных в Эстонии (1941-1944) во время немецкой оккупации

Dulag
Транзитные лагеря для военнопленных (нем.яз. Durchgangslager fur Kriegsgefangene)

  • Dulag 101 Нарва 8.1941-9.1941
    • Dulag 102 Раквере 8.1941-9.1941
    • Dulag 110 Тапа 4.1943-12.1943
    • Dulag 110/N ("Reval-Sud") Таллинн 4.1943-12.1943 (?)
    • Dulag 110 Валга 12.1943-1944
    • Dulag 154 Вильянди 7.1941-10.1941
    • Dulag 154/N Пярну 7.1941-10.1941 (?)
    • Dulag 154/N Тарту 7.1941-10.1941 (?)
    • Dulag 200 Нарва 10.1941-6.1942
    • Dulag 200/N Нарва 6.1942-
    • Dulag 375 Вильянди 5.1943-8.1944
    • Dulag 375/N Тапа 10.1943-4.1944
    • Dulag 377 Кивиыли 4.1943-8.1944
    • Dulag 377/N Кохтла 4.1943-8.1944 (?)
    • Dulag 377/N Кютте-Йыу 4.1943-8.1944 (?)
    • Dulag 377/N Ахтме 4.1943-8.1944 (?)
    • Dulag 377/N Кява 4.1943-8.1944 (?)
    • Dulag 377/N Кукрузе 4.1943-8.1944 (?)
  • Frontstalag
    (нем.яз.. Frontstammlager fur Kriegsgefangene)
    • Frontstalag 347/N Валга 11.1941

    Stalag
    (нем.яз.. Stammlager fur kriegsgefangene Mannschaften und Unteroffiziere)
    • Stalag XXI B Тапа 10.1941-4.1942
    • Stalag 332 Вильянди 10.1941-5.1943
    • Stalag 332/N Пыльтсамаа 10.1941-5.1943 (?)
    • Stalag 351 Валга 9.1941-12.1943
    • Stalag 381 Тапа 4.1942-5.1943
    • Stalag 381/Z ("Reval-Sud") Таллинн 4.1942-5.1943 (?)

    Пленные идут пешком с ЖД вокзала в лагерь 

    Там, под этой горой они нашли свою смерть. 

    добыча сланца 

    карьер 

    что-то взорвали, что-то уцелело. 

    производственная среда 

    Налет советских бомбардировщиков опять вывел завод из строя на пол-года. 

    Быт солдат далеко от фронта. 

    "Бравые" ребята еще пока не знают, что скоро им пиздец. 

    Пей,гуляй, еби гусей. 

    Это мой городок. Здание вокзала каким-то чудом уцелело аж до 90-х годов. потом его снесли. С этого ЖД вокзала я отправлялся в путешествия по всему СССР. 

    Этот же вокзал, только с другого ракурса 

    опять наши карьерные паровозики из 30-х 

    Строительство бараков 

    строительство завода 

    Строительство завода пленными уже при немцах 

    Бараки пленных прямо у стен завода, чтобы далеко не ходить. 

    утром на работу, а мы не ели. 

    Этот жетон был выкопан под Минском. Каким хером он там оказался, никто не знает. Знаем только то, что тот, кто его носил, сгнил, как собака, и его кости растащили лесные звери.

    0
    04:14
    821
    RSS
    Нет комментариев. Ваш будет первым!